Иммануил Кант




ИММАНУИЛ КАНТ



Вещи в себе.
Сборник стихов.


Вещи не в себе.
Публицистика.



Вещь первая.

Кто придумает, как нам избавиться от них?
Надо ли обмакивать их в соленую воду, чтобы хотели они нескончаемо пить?
Надо ли им открывать колеса, одно за другим, чтобы узнать наконец свою судьбу?
Надо ли всунуть им палец в рот, чтобы откупорить их бутылку – и вышвырнуть ее за борт?
Надо ли стрелять? — возможно ли расстреливать полуденные тени не испросясь разрешения у Бога?
Надо ли наполнять бензобак, когда в Индии сезон дождей, а в Сыростане все по-прежнему?
Надо ли, наконец, подавлять управляющие предложения, не задумываясь о физическом смысле сей манипуляции?
На эти, а также на многие другие вопросы вы не найдете ответа ни в сборнике стихов, ни в публицистике.

30.10. 89 г.




2. Тренировка наблюдательности.

Ну, что я могу сказать?

Вот, к примеру, кирпич. А вот еще один. как не трудно заметить, два кирпича. Так возможно сколько угодно долго. Но. Что я хотел сказать. Уберем один кирпич, вот этот. Что осталось? — нет, неверно. И еще раз неверно. И я не знаю. Во всяком случае, остался кирпич. Но насколько он один после того, как их было два* (и, соответственно, насколько их было два, если остался один?). Было бы сущей нелепицей говорить здесь о законах природы. Ведь тот кирпич, что мы убрали – настолько же не один, как тот, что остался, а, следовательно, настолько же не один, насколько не два они оба. Хорошо. Уберем теперь и второй кирпич. Теперь нам совершенно ясно, что убранный нами второй кирпич вкупе с первым ранее составляли два кирпича, а ныне – ни одного. В чем разница их? Аллегорически говоря – в окрасе временем. Метафизически говоря – ни в чем, а точнее, в том, насколько разные места их положили мы, после того как убрали. Но вопрос остается открытым: сколько осталось? Не спешите с ответом – все равно не угадаете. Осталось наше незнание, как и было в начале –ибо что мы можем знать о каких-то кирпичах, не имеющих ни формы, ни содержания. Ну и пусть их. Должны же существовать в мире кирпичи, о которых нам не известно.

Чужие кирпичи, неправильные кирпичи, кирпичи, не предполагающие и элемента своего развития, в прошлом ли, в будущем. Мне они не интересны.

Собственно, я и взялся их описать единственно для этого.

31. 10. 89 г.




Логика.


Сегодня выпал снег, значит настала зима.

Нет, не так.

Настала зима, поэтому сегодня выпал снег.

Нет.

Настала весна, потому что завтра (т. е. сегодня) растаял снег, выпавший сегодня, то бишь вчера.

Нет.

Зима длилась один день, потому сегодня растаял выпавший вчера снег.

Нет.

Зима может длиться один день, потому что выпавший вчера и растаявший сегодня снег был временным снежным покровом.

А собственно, почему зима не может длиться один день? — а потому, что зима в этих широтах еще ни разу не длилась один день.

Я вчера прочел газете о глобальном потеплении, значит, зима может длиться один день, даже если раньше зима ни разу не длилась один день. Но знакомый синоптик возразил мне на это, что глобальное потепление – процесс постепенный, а это значит, что если, допустим, в прошлом году зима длилась 100 дней, то в этом году она будет длиться что-то около 99 дней, а на будущий год, возможно, — 98 дней, и так далее. Вот что значит глобальное потепление, а совсем не то, о чем я подумал, основываясь на ложных посылах к построению логической цепочки.

Все-таки, если вчера выпал снег, а сегодня растаял – это значит был временный снежный покров.

Или, или даже так: если синоптики сообщили, что выпавший сегодня снег является временным снежным покровом, значит, он растает завтра.

Но жизненный опыт, великая сила, подсказывает мне иначе – если синоптики предсказали одно будет непременно другое, т.о. зима пришла.

Но как же соотносится выпадение снега и приход зимы? Не может ли быть прихода зимы без выпадения снега, и соответственно, не может ли сне выпадать летом? Я был совсем уже близок к расшифровке столь сложных понятий, как вдруг пришел Жискар д’Эстен и принялся изо всех сил дуть в трубу.


Но ошибется тот, кто усмотрит во мне апологета трубадурства.


3-4.11.89.




Психоделия как она есть.


Специально.

Специально так сделано.

Специально, чтобы.

Ведь если чего-то как будто и нет, а в самом деле есть, только кажется, будто этого не слишком-то и есть, а как бы даже и нет совсем, то когда это, оказывается, есть – то это есть гораздо больше, чем просто есть и очевидно, что этого не может не быть.

В связи с этим я предлагаю:

— повсеместно ввести это как о, чего вроде бы и нет, а в самом деле есть, с тем, чтобы этого было больше;

— повсеместно вывести то, что очевидно есть, ибо если оно есть и так зачем же оно нужно, тем более если его так мало (оттого что оно есть)?

— повсеместно вести необходимое для того, чтобы ввести, и необходимое, для того, чтобы вывести – а так, как этого-то как раз и нет, даже больше нежели как будто нет, а в самом деле нет и даже определенно быть не может – ввести как раз, это в первую очередь.

У меня все.


16.10.89.




Вечное.


У первого секретаря Н-ского РК ВЛКСМ был крайне симпатичный карликовый пудель чистокровных кровей. Жили они дружно, и можно сказать даже, что 1-й секретарь любил карликового пуделя. Все было бы хорошо, и жили бы они и дальше в мире и согласии, только однажды, в недобрый час, карликовый пудель каким-то странным образом влез на кухонный стол, где лежала баранина, приготовленная в суп, и съел ее. Увидевши это, 1-й секретарь очень переживал, но затем пришел в совершеннейшую ярость, набросился на карликового пуделя и убил его.

Ну, а дальше все было традиционно. 1-й секретарь снес карликового пуделя на кладбище, похоронил его и установил мемориальную доску с надписью об истории жизни и смерти карликового пуделя, быстро и качественно изготовленную в производственном объединении «Челябинскмрамор».


13.11.89




Голоса.


Каждый день вечером, едва я лягу спать, я слышу эти голоса:

«Сегодня ночью предельно допустимая концентрация зеленых веслоногих штандартерфюреров представима в виде коррeгирующей компоненты дифференциального ряда эквипотенциальной структуры мыслей И.С. Баха», — говорит один из них, уверенным мужским тенором.

«Когда в общественном коридоре сгорела лампочка, он влез на стремянку и заменил лампочку», — это про меня.

«Ну, да, а кораблекрушение в Аральском море?» – сказала плаксивая меццо-сопрано.

«А в юбке у нее постоянно были ноги», — сказал главный о моей жене.

«А впрочем, мешаем ли мы ему спать?» – задал вопрос Артем Троицкий.


В середине прошлого лета наблюдались необъяснимые с точки зрения здравого смысла атмосферные явления.









return




Warning: in_array() [function.in-array]: Wrong datatype for second argument in /home/www/z87228/htdocs/a04c43556a567a6393b4ebcc18a2b453/sape.php on line 193