я так люблю когда калиновые реки
текут на север
я пропадаю в сентябре сквозь
белый дождь
я отвожу дыру ствола смотрящую в меня
из зеркала
я позабыл что зеркало не может убивать



Верочка.

Ошибочное обобществление общности и частности.
Публицистика.

Часть 1, предварительная.

Верочке нравятся мужчины с голубыми глазами. И что тут поделать - просто нравятся и всё. Я не берусь её судить - может, в этом и есть какой-то смысл, в том, что ей нравятся мужчины с голубыми глазами. Только мужчины с голубыми глазами об этом не знают. Да и как им узнать - говорить ведь об этом как-то не принято. Но, так как речь не о них, оставим их с их незнанием. Да, Верочке нравятся мужчины с голубыми глазами. Она просто от них без ума. Я думаю, она видит в цвете их глаз небо. А возможно, я ошибаюсь. Верочке уже 25 лет, но она, как и много лет назад, вытягивая шейку и приподнимаясь на цыпочки, выискивает голубой поплавок птичьего пера в толпе. Всё изменно в этом мире, неизменна лишь любовь Верочки к голубым глазам.

Часть 2. Иннокентий.

Иннокентий имел голубые глаза. Он ходил по улице и имел голубые глаза. И, имея голубые глаза, он также имел обыкновение ходить по улице, глядя этими голубыми глазами. Хотя, строже говоря, Иннокентий не ходил по улице и, уж во всяком случае, не глядел этими голубыми глазами. То есть, конечно, глядел, но нависшие поля его великолепной шляпы многое скрывали от его взгляда. И вот однажды Иннокентий шёл по улице, и навстречу ему шла Верочка, и был погожий майский день. Да, конечно же, Иннокентий был в шляпе. Но Верочка заметила под шляпой голубые глаза Иннокентия. Заметим между прочим, что у Верочки был природный талант замечать под шляпами голубые глаза владельцев шляп. И вот, Верочка, заглянув под шляпу Иннокентия, обнаружила там голубые глаза вышеупомянутого. Собственно, мало ли мужчин с голубыми глазами, но эти, эти глаза были инкрустированы глубокой тенью шляпы, что делало их голубизну еще более значимой. Это и решило судьбу их владельца. Верочка остановилось, так, что ее было не обойти. Она приподняла полы юбки и стала медленно поглаживать правое бедро, в матовых лиловых колготках. Глаза ее закрылись сами собой, на губах проступившей клюквой играла игривая улыбка.
Иннокентий, будучи мужчиной с голубыми глазами, был нежен. У нее остались от их встречи воспоминания, омраченные впрочем одной досадной деталью, собственно и решившей судьбу Иннокентия. Верочка как-то подняла свои веки и вдруг увидела Иннокентия без шляпы. Он был лыс как бильярдный шар. Верочка поняла, что ее надули. Она схватила лежавшую тут же шляпу Иннокентия, засунула ее в себе в рот и проглотила. Иннокентий не мог без шляпы. С криком раненого вепря он выбежал из спальни. Больше Верочка его не видела.

Часть 3. Антон Рубинштейн.

Антон Рубинштейн сам догнал Верочку. Это случилось на комсомольском кроссе. И, догнав, выбежал чуть вперёд и так бежал уже до самого конца. Когда она бежала за ним, она знала, что у него голубые глаза.
Вы, читатель, может быть, удивитесь, вам, должно быть, не приходилось сталкиваться с таким явлением природы как дистанционный секс на бегу. А вот Верочке пришлось. Она даже забеременела от этого. Когда живот стал расти, Верочке труднее стало бежать, но Антон не сбавлял обороты. Собственно, он даже остановился и подошёл к Верочке, широко улыбаясь безупречным ртом. Верочка, исполненная в высшей мере волнения, ждала прикосновения. Но его, прикосновения, всё не было. Верочка подняла свои веки и увидела Антона Рубинштейна. Страшный крик её разорвал тишину - у Антона Рубинштейна вовсе не было глаз! Улыбнувшись и помахав ей, Антон Рубинштейн убежал. А Верочке пришлось самой делать себе поздний аборт. После этого случая она попала в реанимацию, врачи спасли её.

Часть 4, промежуточная.

После этого случая Верочка много думала. Она написала куда-то в школу аутотренинга, стала много читать специальной литературы. Получив из школы ответ, она начала заочно постигать секреты управления сознанием. Верочка захотела измениться, с тем чтобы не любить больше мужчин с голубыми глазами. Каждый день вечером она работала над собой, оставляя, впрочем, маленькие перерывы для занятий мастурбацией. Когда она окончательно сформировалась как женщина нового типа, представитель школы вручил ей об этом диплом.

Часть 5. Представитель школы.

Представитель школы не был мужчиной с голубыми глазами. Собственно, он и поступил на работу представителем школы, чтобы склонить к сожительству хотя какую-нибудь женщину. Чтобы затем жениться на ней, ведь ему было уже немало лет, а вы, читатель, должно быть знаете, что это значит.
Так вот, за долгое время работы представителем школы он приобрёл значительный опыт по обольщению выпускниц школы аутотренинга, большей частью, к сожалению, отрицательный опыт. Постучавшись к ней в дверь, он приставил к глазку большой букет голубых бумажных хризантем. Верочка заглянула в глазок, мир покачнулся в его голубых глазах.
Представитель школы резко вошёл и взял её.
Он был маленький лысенький человечек, но что это значило с тем, что у него были настоящие голубые глаза! Утром она нацепила ему галстук и манишку. Они сели за стол. Собственно, он был тщедушным суетливым папиком, этот представитель школы. И он не мог не поспешить, с вручением диплома, прямо за обеденным столом. Едва он раскрыл рот, намереваясь перейти к торжественному и многозначительному ритуалу, её широко распахнутые глаза, до того бессмысленно перемещавшие взгляд то на левую его руку с вилкой, то на правую - с ножом, остановились в одной точке и как бы даже остекленели. Да, она натолкнулась на его глаза. О ужас! - они, бывшие только сейчас голубыми, медленно меняли свой цвет - сперва они стали зеленоватыми, затем, как-то вдруг, - коричневыми, и наконец, окончательно приобрели зловещий красный оттенок. Как у кролика!..
Верочке не зря вручили диплом. Она быстро справилась с чувствами, лишь немного более торжественно неся улыбку, подошла к представителю сзади и обвила его руками. Нащупав узел галстука, она потянула. Когда представитель умер, Верочка расчленила труп и сложила в чемодан. На кухонном столе оставалась лишь голова. Глаза у головы были открыты. Верочка ещё раз заглянула в них. Глаза были голубые.

Часть 6, продолжительная.

Увидев это, Верочка очень расстроилась. Она достала из холодильника коньяк и выпила две бутылки. Проблевавшись, она надела чёрные чулки и вышла из дома.

Часть 7. Панель.

Да, Верочка пошла на панель. И она брала с незнакомых мужчин деньги, и ей был безразличен цвет их глаз. Хотя, кажется, мужчин с голубыми глазами среди них не было. Верочка неплохо на этом заработала и могла себе позволить жить в роскоши. Она как прежде когда-то, когда училась ещё в школе, любила своё тело, особенно в ванной, погружённое в розовую пену французского шампуня. Она любила своё тело самозабвенно, и глаза у неё были голубые.

Часть 8. Я.

Я подошёл к ней, сидящей на панели в позе лотоса в чёрных чулках и розовых ажурных трусах. Я и не подошёл к ней. Просто у меня из карманов вываливались медные деньги и производили большой шум. Было темно, рабочий день её подходил к концу, и она, не надеясь на крупный улов, подошла ко мне, расстегнула мои штаны и, ухватившись двумя руками, повела меня к себе домой. Я был заметно пьян и плохо шёл и соображал. Мы вошли к ней. Закрыв дверь, она начала было раздеваться, но спохватившись о своей оплошности, пошарила в моих карманах. Там было пусто, по дороге я растерял свои медяки. С досады выругавшись, она вытолкнула меня за дверь. Я не держался на ногах - не сделав и двух шагов, я уснул под её дверью.
Утром она собиралась в магазин, открыла дверь и споткнулась о меня. Опять выругавшись и обозвав меня падалью, она оттянула моё веко, желая в том удостовериться. Левый глаз был голубой. “Не может быть!” - вскрикнула она, - “не может быть мужчин с голубыми глазами!” Она затащила меня обратно в дом, смыла кровь с моего лица и уложила на кровать. Сама села рядом - ждала моего пробуждения. Я проснулся, но глаз не открывал. Она угощала меня вином. На стенах её комнаты наклеены фотообои. Русский лес. Я открыл левый глаз, сходил в сортир и проблевался. Очень хотелось жрать. Я сказал ей об этом. Она оттянула моё правое веко, под ним не было ничего. Начался страшный сквозняк. Весь интерьер её комнаты затягивало как пылесосом в мой правый глаз. Она долго противилась, но в конце концов и её одежда оказалась там. Она стояла совершенно голой в своей голой комнате. Она плакала и кричала “нет, нет, ну пожалуйста нет”. Я изнасиловал её. Причём кончил семьдесят семь раз. Она не могла уже подняться. Я взял с кухни нож и убил её, я искромсал её тело. Слизнув последние капли с острия ножа, я пошёл в туалет и освободил себя от съеденного только что. В туалете висел календарь. Я взглянул на последний неоторванный лист: 31 октября 1988 года. Я не успел удивиться или испугаться - вторая восьмерка снисходительно и с превосходством усмехнулась и привычным жестом Верочки превратилась в девятку. Теперь уже я усмехнулся и привычным движением использовал эту страницу календаря по назначению. Я был удовлетворён. Но тут в дверь раздался требовательный стук. “Сейчас, сейчас, только приведу себя в порядок,” - крикнула Верочка. Она спрятала под детский халатик отрепья красного болтающегося мяса, на тех местах, где была грудь и живот, слепила кое-как пластилином разорванное лицо и побежала открывать, стараясь не оглядываться в сторону туалета. В дверях стоял мужчина с голубыми глазами и кнутом и плакал. Он молча прошёл по коридору и начал ломать дверь в туалет. Вероятно, он хотел убить меня. Дверь после очередного удара неожиданно легко подалась, он по инерции упал головой прямо в дыру унитаза. Нет нужды говорить о том, что меня в туалете уже не было, а смывать за собой я не привык.

Часть 9, заключительная.

Читатель, не верь мне. Я опять соврал, в какой уже раз - не знал я никакой Верочки. Я инвалид и не могу вставать с своей постели. Что, впрочем, не мешает мне видеть Верочку на х...


СПАСИБО ХАРМСУ. 1.11.1989



return




Warning: in_array() [function.in-array]: Wrong datatype for second argument in /home/www/z87228/htdocs/a04c43556a567a6393b4ebcc18a2b453/sape.php on line 193